Рабочие ссылки букмекерских контор
# Букмекер   Рейтинг Моб.
версия
Русский
язык
Бонус Сайт БК
1 1xBet   10/10     5 000 RUB
2 Melbet   10/10     100%
3 PariMatch   10/10     2 500 RUB
4 Mostbet   9/10     20% от депозита
5 Лига Ставок   10/10     500 RUB
6 Fonbet   8/10     Аванс. ставка

Терминатор стратегия девять тысяч восемьдесят пять.последняя ставка


Командир отряда специального назначения и двое полицейских с ходу открыли огонь. Комната простреливалась насквозь. Сара спряталась за компьютером.

Дайсона несколько раз ранило, и он упал. Терминатор схватил его, и все пули вонзились в широкую спину киборга. Не выпуская Джона из рук, Терминатор метнулся за угол. Пули свистели над головой Сары, насквозь прошивая компьютер, служивший ей укрытием. Она увидела, как Дайсон упал на пол. Не выпуская из рук подрывное устройство, он повернул к Саре перекошенное от боли лицо. Какую-то долю секунды Сара колебалась, глядя ему в глаза, затем повернулась и быстро поползла по битому стеклу и обломкам к ближайшей двери.

Это оказалось величайшей ошибкой. Туда вела всего одна дверь — та самая, через которую она вошла. Пули сыпались дождем. Сара притаилась за столом.

Терминатор бежал по холлу, как вдруг нерешительно замер перед видеомониторами. Терминатор тут же оценил ее положение и определил, где она находится.

Затем резко повернулся и ринулся в обратном направлении. Сара забилась в угол. Но толку от этого не. Пули свистели вокруг, пролетая в каком-нибудь дюйме от. Внезапно в стене за ее спиной образовался пролом, и ворвавшийся в него Терминатор схватил Сару за воротник и вытащил в холл.

Сара с Терминатором успели завернуть за угол. Там их поджидал Джон. Все трое кинулись к проходной. Джон первым домчался до двери и попытался ее открыть. Терминатор плавно снял с плеча М и переломил ствол. Затем лязгнул затвором.

За это время Сара и Джон успели только пригнуться.

Терминатор прицелился со словами:. Дверь и полстены в двадцати футах от робота рухнули. Взрывная волна со всей силы ударила Терминатора, но он устоял на ногах и ринулся в дымящуюся дыру, даже не дожидаясь, пока все осколки упадут на пол. Терминатор провел Джона и Сару по темному коридору. Слезоточивый газ просачивался под двери и проникал в комнаты. Мать и сын начали кашлять. Сара сняла с шеи противогаз и протянула его Джону.

Терминатор шел впереди, на ходу перезаряжая гранатомет. Наверху оказалась еще одна запертая дверь. Терминатор щелкнул затвором и выстрелил. Дверь с грохотом рухнула. Посыпалась штукатурка, пол усеяло горячими обломками. Джон и Сара вышли за человеком-машиной в следующий коридор.

Терминатор перезарядил гранатомет. В наступившей тишине командир отряда специального назначения осторожно пробирался сквозь задымленную лабораторию. Ступая по-кошачьи мягко, он обогнул письменный стол и резко вскинул винтовку, нацелив ее…. На Майлза Дайсона, который еще не умер. Хотя знал, что это случится очень. Дайсон прислонился к столу и сидел, держа прямо над взрывателем тяжелое руководство по электронике.

Тут командир вдруг впервые заметил провода, мины и канистры, расставленные по комнате. В глазах его мелькнул страх, это было видно даже через маску противогаза. Срочно приняв решение, он повернулся и, махнув рукой, приказал своему отряду бежать. Полицейские удирали так стремительно, что столкнулись лбами со своими товарищами, взбиравшимися вслед за ними по лестнице. Терминатор домчался до главных лифтов и нажал на кнопку. Сара и Джон старались от него не отставать.

Они кашляли и на бегу поочередно дышали через противогаз. Дверь лифта открылась. Они вскочили, и кабина поехала. Дайсон полулежал на развалинах своей мечты, опираясь спиной о письменный стол.

Он буквально купался в собственной крови, которая стекала тонкими струйками на пол. Дайсон дышал хрипло и. Он по-прежнему держал книгу над взрывателем, но руки его дрожали. На мусорной куче, которая оказалась для него слишком драгоценной, Дайсон вдруг заметил букмекерские контора интернет ставки интересное: фотографию своей семьи.

Все рецензии (35)

Стараясь не уронить книгу, Дайсон протянул руку и положил фотографию себе на колени. Жена и дети улыбались ему сквозь разбитое стекло. Из глаз Дайсона брызнули слезы. Он знал, что долго не протянет. А внутренний голос, его собственный голос, только чуть измененный, то есть более спокойный, просто сказал:. Но он хотел еще разок взглянуть на детишек и объяснить им, почему ему придется так быстро уйти. Они никогда не узнают то, что сейчас узнал.

Не увидят того, что он увидел за снимком своей семьи. Крики в мегафон, треск вертолетов, далекий вой сирен — все вдруг стихло, заглушаемое ревом, который становился сильнее по мере того, как белый цветок в небе превращался в плотное красно-черное облако… Красно-черное пламя, бурля, вырывалось из черной, как уголь, тучи.

Это было облако-столб, облако водородной бомбы, с невероятной силой потрясшей землю. Но тут Дайсон вдруг увидел, что облако отступает. Гром постепенно стих, и его унес ветер, как это бывает, когда кончается страшная буря. Ураган сменился ласковым бризом, блеснули солнечные лучи, из солнечного света вдруг вынырнули Денни и Блайт.

Смеясь, они побежали навстречу Дайсону. За ними показалась улыбающаяся Тарисса. Залитые ярким светом они бежали по зеленому лугу к разрушенной лаборатории. Эта картина отчетливо запечатлелась в памяти Дайсона, она была такой живой и драгоценной, теперь он мог спокойно посмотреть в лицо вечности. А может, это подарок свыше? Он не.

Он чувствовал, что причинно-следственные связи начинают ускользать от. И желание еще раз повидаться с семьей постепенно затухало, уступая место какой-то странной самоиронии.

Дайсону стало почти смешно от того, что он лежит тут, как заколотая свинья, как жертвенный ягненок, истекающий кровью на обломках того, чему посвятил всю свою жизнь.

До чего ж глупы люди, раз им приходится идти на такие крайности, спасая себя от военной техники, которая является их же собственным изобретением! Дайсон увидел себя таким, каким был когда-то: серьезным, целеустремленным человеком, вышедшим из хаоса негритянского гетто на яркий свет науки.

И понял, что пока человек здесь, он вынужден играть в эти игры. Надо признаться, у него, Дайсона, когда-то это здорово получалось. Но теперь, умирая, он хотел остаться в живых и стать другим Дайсоном, любящим, преданным семье также, как когда-то был предан науке. Дайсон хотел рассмеяться, но подумал, что тогда разорвется на части и станет еще больнее.

И сдержал смех. Вместо этого поднял глаза и снова взглянул на свою семью. Волосы людей на фотографии развевались от ветра, от того ветра истории, который, как Дайсон теперь понял, был ветром великих перемен. И ученому вдруг пришла в голову мысль, что…. Взгляд Майлза Дайсона застыл, различая то, что недоступно живому человеку, и это призрачное видение навеяло на его лицо тень улыбки. Но едва в глазах Дайсона померк свет, как его руки ослабли и книга упала на взрыватель….

Полицейские, прятавшиеся на улице с оружием наизготовку, все еще напряженно ждали кровавой развязки. Они надеялись, что из здания вот-вот начнут выносить на носилках трупы. Методика стратегия ставки что подозреваемых под конвоем отведут к патрульным машинам. Ну, или, в крайнем случае, что отряды специального назначения перегруппируются и заново вооружатся. Но случилось то, чего они вовсе не ожидали. Сверкающее стеклянное здание взлетело на воздух.

Окна на втором этаже посыпались, и огромное, похожее на язык дьявола, пламя лизнуло небо. Вертолет стремительно метнулся в сторону от пожара. Горящие осколки попадали на крыши машин, и ряды полицейских нарушились — многие в панике кинулись наутек.

Только один из них упорно пробирался на мотоцикле сквозь смятенную толпу к горящему зданию. Он сбавил скорость только один раз — чтобы схватить удиравшего полицейского и вырвать у него из кобуры пистолет. Затем Т ворвался на мотоцикле в разбитое окно и, проехав по комнате, очутился в холле. Тщательно осматриваясь, он анализировал все. Обнаружив лестницу, Т ринулся по ней с такой скоростью, что удары колес о ступеньки слились в один сплошной треск. Горящих обломков становилось в коридоре все.

Т внимательно вглядывался в шевелившиеся тени, ища свою жертву. В нижнем вестибюле двери лифта раскрылись, и Сара выглянула в коридор. И тут же с обеих сторон от нее в стены вонзились пули. Отряды специального назначения заблокировали коридор. Кто-то из полицейских швырнул гранату со слезоточивым газом.

Облако окутало Сару и Джона, которые прижались к задней стенке лифта. Терминатор быстро просканировал вестибюль и, повернувшись к ним, сказал:. Граната со слезоточивым газом рикошетом ударялась о стены, летя по коридору. Она упала прямо перед Терминатором, и из нее вырвалось белое облако, которое моментально заполнило пространство.

Стоявшие в лифте Сара и Джон задыхались и совали друг другу в руки противогаз. Они в западне, и этот отравленный воздух и ненадежность крошечного убежища приводили Джона в отчаяние, близкое к панике. Он едва сдерживался, чтобы не сорваться с места и не кинуться по коридору куда глаза глядят.

Полицейские из отряда специального назначения стояли в дальнем конце холла и, сжимая оружие, смотрели на клубящееся облако. Они ждали, что преступники выйдут, наконец, из лифта и окажутся у них на мушке.

И тут кто-то спокойно выплыл из облака дыма. Ему все было нипочем. У него даже глаза не слезились. Командир отряда специального назначения пытался дать невозможному какое-то правдоподобное объяснение, решив, что парень, наверное, в бронежилете.

Он поднял дуло и выстрелил подозреваемому прямо в лицо. Выстрел должен был разнести голову бедняги, словно дыню. Но голова лишь слегка качнулась, из дырки на щеке показалась кровь. Терминатор плавно вытащил свой кольт сорок пятого калибра. Уничтожение запрещено. Не торопясь, с таким видом, будто он разглядывает полки в магазине, Терминатор выбрал несколько мишеней. Затем выстрелил полицейскому, стоявшему к нему ближе всего, в левую ногу.

Тот вскрикнул и упал, а Терминатор наклонился и поднял его оружие. Оно стреляло гранатами со слезоточивым газом, таких гранат в большом барабане целая дюжина. Терминатор выстрелил в грудь другому полицейскому. Граната попала в бронежилет и не пробила. Но это было все равно, что угодить со всего размаху в живот человеку бейсбольной битой. Полицейский согнулся пополам и рухнул на кафельные плиты пола, ловя ртом воздух.

Терминатор оказался исчадьем ада: высокий, в черном кожаном костюме, заляпанном кровью. Один глаз у него был выбит, и в кровавой впадине поблескивал металлический привод. Мясо на щеке свисало клочьями, обнажая хромированный скелет. Полы всё о ставках на теннис порвались, и под ними виднелась металлическая грудь. Кое-кто из бойцов отряда специального назначения стоял близко и мог как следует разглядеть робота.

Это оказалось каплей, переполнившей чашу. В самый разгар битвы они пустились наутек. Один бросился бежать и…. Граната ударила его в спину и он растянулся на полу во весь рост. Терминатор выпустил в вестибюль три гранаты со слезоточивым газом. Белый газ быстро распространился по помещению, в нескольких футах уже ничего не было. В комнате царил полнейший бедлам.

Командир полицейских крался в тумане так стиснув винтовку, что даже пальцы побелели. Он совершенно не понимал, что происходит. Внезапно, прямо перед ним, и дыму вырос Терминатор. Командир не успел и глазом моргнуть, как что-то гулко бабахнуло, и из нацеленного на него дула вырвался белый огонь.

Пуля Терминатора впилась бедняге в ногу. Полицейский вскрикнул и, бросив винтовку, схватился за больное место. Терминатор сорвал с него противогаз. Командир упал на спину, корчась от боли, ловя ртом ставка п2 в футболе и инстинктивно хватаясь за раненую ногу, чтобы остановить кровотечение.

Терминатор подошел к двум полицейским, стоявшим у входной двери. Выстрелил им по ногам и сорвал с них, уже падавших, противогазы. После этого перестрелка прекратилась. Никто ничего не. В дыму раздавались лишь крики и стоны. В проеме входной двери выросла фигура Терминатора, и тут же наружу выкатились клубы дыма. Терминатор выпустил все оставшиеся гранаты со слезоточивым газом туда, где стояли машины. Полицейские, у которых не оказалось противогазов, кинулись почти вслепую обратно к машинам, толкая друг друга, забирались внутрь.

В фургоне какой-то полицейский поспешно раздавал оставшиеся противогазы своим товарищам. Внезапно в дыму за его спиной появился чей-то силуэт. Полицейский поднял. Терминатор протянул ему оружие, в котором кончились заряды Полицейский машинально взял. Терминатор сорвал с него противогаз, схватил рукой за куртку и выволок в туман Сам в два прыжка очутился на водительском месте. Ключей в замке зажигания не оказалось. Терминатор опустил солнечный козырек. Ключи упали ему прямо на ладонь.

Терминатору потребовалась какая-то доля секунды, чтобы заметить нечто любопытное. Он учился. Слезоточивый газ и в вестибюле Уже начал рассеиваться.

Уцелевшие полицейские уносили раненых, все были растеряны. Услышав крики и рев мотора, они подняли головы. Раздался звон стекла и треск дерева — это полицейский фургон с размаху пробил входную дверь. Все кинулись врассыпную, а дымящийся фургон домчался до коридора, ведущего к лифтам, и остановился. Терминатор дал задний ход, пока не наткнулся на стену, таким образом перегородив проход. Сара и Джон услышали стук и увидели, как в коридор въезжает полицейский фургон.

Они обрадованно выскочили из лифта, пробежали по холлу и прыгнули в машину. Терминатор тут же нажал на газ. Распугивая полицейских, фургон быстро пронесся по холлу и вылетел через выбитое окно. Полицейские стреляли вслед, но без толку. Он быстро просканировал окружающее пространство, анализируя разные варианты.

Потом увидел сквозь открытую дверь в дальнем конце холла вертолет, кружащий над зданием. Цель могла быть настигнута разными способами, но этот показался Т самым естественным. Робот тут же оценил все вытекающие из этого возможности. Вид вращающегося вертолетного винта притягивал. Т внезапно выжал полный газ. Мотоцикл взревел, пулей промчался по узкому коридору, ворвался в комнату и, разогнавшись еще сильнее, полетел прямо к окну…. Мотоцикл пробил стекло и взмыл в воздух. В одно мгновение он перемахнул расстояние, отделявшее его от вертолета, и ударился о стекло кабины.

От удара вертолет резко накренился. Изумленный пилот попытался выровнять машину, но вертолет накренило теперь в другую сторону, потому что мотоцикл сорвался вниз и упал на тротуар. Однако сам Т удержался. Он прижался к разбитому ставка инфляции на кабины.

Пилот в ужасе глядел на робота, а тот просунул в разбитый плексиглас голову и тут же быстро пролез в брешь целиком. Очутившись в кабине, Т снова принял облик полицейского Остина и уселся рядом с вертолетчиком. Потом схватил потрясенного пилота, сбросил его вниз и пересел на его место.

Потерявший управление вертолет начал падать на автостоянку. Т смог его выровнять, когда машина была в каких-нибудь десяти футах от земли. Полицейские стучали по днищу вертолета, когда его длинный хвост проносился буквально в нескольких дюймах от их голов, но затем припали к земле, потому что вертолет резко взмыл вверх и пронесся над автостоянкой в том направлении, куда уехал полицейский фургон.

Выезжая на скоростное шоссе, Терминатор обернулся и взглянул на своих пассажиров. Сара и Джон не успели отдышаться и кашляли, наглотавшись слезоточивого газа. Терминатор посмотрел в зеркало заднего обзора и увидел свет прожектора. Их нагонял вертолет. Сара осмотрела содержимое фургона. Это оказался передвижной оружейный склад. Там были винтовки, бронежилеты, все виды снаряжения. Джон сел в передний отсек фургона, и Сара положила на него груду пуленепробиваемых бронежилетов, полностью закрыв ими мальчика.

Затем достала с полки у стены две винтовки М и зарядила. Она начала стрелять, а Терминатор виртуозно объезжал легковые машины и грузовики, которые, по сравнению с ним, еле ползли. Фургон шел на максимальной скорости — восемьдесят миль в час. Резко вильнув в сторону, он чудом не задел белый восемнадцатиколесный грузовик с прицепом.

Столкнулись они — и вряд ли бы кто-то остался в живых. Вертолет кружил над ними, быстро снижаясь. Т высунул в разбитое стекло автомат МПК и выстрелил.

По задней части фургона забарабанили пули. Терминатор вилял из стороны в сторону, чтобы Т труднее было целиться. Шаткий фургон скрипел и качался, грозя опрокинуться. Окна были выбиты, и пули пронизывали кузов, чудом не задевая Сару, и вгрызались в кучу бронежилетов, прикрывающих ее сына.

Саре надоело быть жертвой. Однажды она уже испытала прилив ярости — когда первый терминатор убил Кайла. Им, значит, недостаточно того, что мишенью служит она? Когда близкому ей человеку грозила опасность, в ее душе вскипал неистовый гнев; она сама не знала, откуда он стратегия на ставках по футболу — казалось, боги войны, жившие в каком-то ином измерении, вселяли праведный гнев в ее душу.

Вот и сейчас, разгоряченная яростью, она распахнула ногой заднюю дверь фургона и шарахнула по вертолету из М Она при этом кричала во все горло, и пули, посланницы ее воли, продырявили то, что осталось от стекла кабины вертолета. Пули вонзались в тонкие металлические стены и со свистом рассекали воздух, то и дело попадая в жилеты, прикрывавшие Джона.

Сара спряталась возле задней двери, за двумя бронежилетами из кевлара, и пули жужжали у нее над ухом. Несколько пуль задело винты. Патроны в М кончились, и Сара схватила другое оружие. Терминатор обогнал помятый пикап, который переезжал из ряда в ряд: машину занесло, и она стала неуправляемой.

Через секунду над ней промчался вертолет и снес винтом верх кабины. Она ощутила толчок в бедро — несколько пуль угодило в кевларовый бронежилет. Сара потеряла равновесие и упала на пол, служа прекрасной мишенью для противника.

Терминатор увидел, что Т опять прицелился. Киборг нажал на тормоз. Взвизгнули шины. Сару отбросило вперед, туда, где лежал Джон, и она скрылась из виду для Т, но…. Выглянув наружу, Сара и Джон увидели жуткое зрелище. Вертолет быстро снижался, падая прямо на заднюю дверь фургона.

Фургон полетел на обочину. Казалось, чья-то гигантская рука подняла машину на несколько футов над асфальтом и отбросила на пару ярдов. Винт у вертолета сломался. Задняя дверь была вдавлена внутрь, а колпак и фюзеляж разбиты вдребезги. Т оказался в клетке из перекореженного металла. Вертолет рухнул на мостовую, перевернулся, кувыркнулся и, превратившись в груду металлолома, застыл позади фургона.

Терминатор попытался удержать машину, которую от сильного удара занесло. Она вмазалась в разделительное ограждение по шоссе и, скрежетнув по бетону, отлетела в другую сторону. Терминатор до упора выжал газ, стрелка на спидометре снова подобралась к восьмидесяти.

Робот умудрился увернуться от неуклюжего пикапа, тащившегося, словно змея, страдающая запором. Правый край переднего бампера загнулся от удара и вонзился в шину. Ее срезало легко, словно кожуру апельсина Металл застучал по мостовой, высекая из нее искры, фургон вильнул в сторону, накренился и…. Сзади, на дороге, валялся разбитый вертолет, превратившийся в дымящуюся груду искореженного металлоломе. Грузовик с прицепом-цистерной резко затормозил перед этим странным препятствием. Задымились колеса.

Грузовик буквально заходил ходуном, но все же ему удалось не врезаться в обломки вертолета. Изумленный до глубины души Дейн Шорт соскочил с подножки. Чудом избежав столкновения с каким-то психом, он разнервничался и не захотел ехать на следующий день тем же маршрутом. Поэтому Дейн договорился с Уилсоном о подмене. Лучше уж перевозить овощи. Теперь он держал путь не на юго-восток, а на север, подальше от этих психопатов из пустыни. Однако сейчас Дейн вдруг усомнился в правильности своего выбора — за этот вечер он наблюдал две аварии.

Дейн лениво думал о том, о сем: в памяти всплыло лицо официантки из придорожного ресторанчика. Как ее звали? Ее грудь…. И тут на дороге показалась груда обломков, из за чего Дейну пришлось нажать на тормоза.

Он почувствовал, как в цистерне пришло в движение несколько тонн сжиженного и очень холодного азота.

И в ужасе представил, как азот, пробив в цистерне брешь, хлынул в кабину, и он, Дейн, превратился в эскимо. Борясь с тошнотой, подступившей к горлу, Дейн поискал глазами, не уцелел ли кто-нибудь из пассажиров. Внезапно из груды обломков появился полицейский. Он шагал прямо к Дейну. Похоже, полицейский совсем не пострадал. Дейн упал на колени и схватился за живот. Внутри все горело огнем. Стоило ему прижать руки к кровоточащей ране, как поплыло перед глазами Не сразу сообразив, насколько он тяжело ранен, Дейн как завороженный следил глазами за правым, у которого вместо руки был железный гарпун.

Как он спокойно влез в открытую кабину грузовика и снял его с ручного тормоза Мощный мотор взревел, машина ринулась вперед, выпуская клубы дыма, точно огнедышащий дракон. Падая лицом на асфальт и проваливаясь в приятное небытие, из которого ему не суждено было выбраться, Дейн подумал, что Господь Бог очень даже крутой парень…. Впереди на шоссе Джон и Терминатор вытаскивали Сару из перевернувшегося фургона.

У Терминатора болтался на плече М и патронташ с гранатами, а за пояс был заткнут перезаряженный кольт сорок пятого калибра. Джон позаимствовал из арсенала ружье двенадцатого калибра. Услышав лязг металла, оба, как по команде, обернулись. Грузовик с прицепом расшвыривал во все стороны валявшиеся на дороге обломки вертолета. Набирая скорость, он ехал прямо на.

К ним подъехал скрипящий пикап, который они недавно обогнали. За рулем сидел испанец лет пятидесяти. Он вышел из кабины и предложил пострадавшим свою помощь.

Не дожидаясь ответа, прошел мимо водителя, положил Сару на переднее сиденье и сел за руль. Джон уселся сзади. Водитель нервно попятился, решив, что еще легко отделался. Оценив обстановку. Терминатор рванул машину с места. Цистерна была уже в какой-нибудь сотне футов и все увеличивала скорость. Терминатор моментально рассчитал, что до столкновения осталось семь секунд. Времени хоть отбавляй. Он дал газ, но пикап попался старый, да еще с тяжелым самодельным кузовом из дерева, и разгонялся очень медленно.

Терминатор сделал перерасчет и понял, что до столкновения всего три секунды. Сорок процентов за то, что удастся увернуться…. Цистерна ударила полицейский фургон в ставки по хоккею финал и, взревев, отбросила прочь со своего пути.

Раздался скрежет корежащегося металла. Т включил следующую передачу, и восемнадцатиколесное чудовище помчалось еще быстрее. Зная, что грузовик висит у него на хвосте. Терминатор завертел руль, и пикап заметался с одной полосы на другую. Махина с азотом мчалась прямо на них, зловеще раскачиваясь цистерной.

Терминатор решил, что отвечать необязательно. Сейчас тактически куда более важно снять гранатомет, все еще висевший у него на шее, и достать гранату. Так киборг и сделал, продолжая вести машину одной рукой. Цистерна врезалась в пикап, и тот потерял управление.

Т заехал сбоку и толкнул пикап к ограждению центральной разделительной полосы. Вертящиеся хромированные оси колес вонзились в дверцы пикапа с той стороны, где сидели пассажиры, другой бок пикапа скрежетал по ограждению. Машина подпрыгивала и тряслась, ее швыряло то к стене, то к цистерне.

Джон схватил окровавленную руку матери. Джону показалось, будто у него изо рта вылетели зубы. Букмекер ставки бокс кузов вышел из игры, рассыпавшись на кучу дров. Т еще крепче сжал руль, безжалостно круша пикап. Терминатор пересел на пассажирское место. Не убирая ногу с педали газа, он приподнял Джона и пересадил его на водительское сиденье. Вместо ответа Терминатор ударил ладонью по разбитому лобовому стеклу.

Оно вместе с пластмассовой рамкой завалилось куда-то на крышу пикапа. Джон стиснул руль, глядя, как киборг залезает на приборную доску, а оттуда на капот. Держа одной рукой М, Терминатор повернулся и прицелился. Раздался треск вылетевшей гранаты. Она пронеслась в футе с лишним от Т и ударилась о цистерну где-то у самого верха. Образовалась дырка, сквозь которую хлынул жидкий азот.

Он лился на дорогу на скорости шестьдесят миль в час. Громадная машина вильнула в сторону, и Т не сразу сумел ее выровнять. Религиозные вожди с целью утешения верующих придумали лазейки: католики чистилище, православные мытарства души, свидетели Иеговы второй шанс. Миллиарды боевых роботов развернули серию жесточайших сражений. Но может быть и наоборот, негативное воздействие проклятий, а иногда чрезмерно эмоциональных молитв.

Вот Елена воспроизвела сальто, сделала ловчейший выверт, и сразу же семь бинаров съежилось, будучи подрезанным дивным трофейным оружием. А щука-цветок получит миллиардный гонорар. Гипермаршал несколько раз ткнула сама себя кулаком в подбородок. Двадцать лет я провел в каменоломнях, лишь в последние две недели, меня пару раз привозили сюда, чтобы поиздеваться. Но вот отчего подобные звери смердят? В ответ мутное изображение можно разглядеть лишь словное детские шапочки украшенные кисточкой и большие носы.

Причем выбирал именно тех, кто в прошлом был храбрым воином и кому из них по внешнему виду мальчишке на самом деле прилично лет. Что всех во Вселенной красивей Что всех супостатов прибьет! Восстание разом охватило все ярусы.

Что такое слабый человек, подхваченный вихрем истории? Марионетка в руках судьбы. Одно из звеньев цепи. А как же собственная воля? Ведь удавалось же ей вопреки всему добиваться. Или же наше стремление поступать так, а не иначе, тоже предусмотрено условиями дьявольски хитрой игры? На этот вопрос, наверное, можно ответить лишь прожив жизнь. Она еще немного послушала запись. Это мой долг перед. Она щелкнула выключателем. Слова, затертые, пустые, ни в коей степени не передавали всего того, что жгло ей душу.

Тем более, что особым красноречием она никогда не отличалась. Ей очень хотелось, чтобы сын, которому предстояло появиться на свет, полюбил своего отца не меньше, чем она любила Кайла. Недовольная собой, Сара вынула кассету и сунула ее в ящичек для перчаток. Свои записи она сравнивала с книгой.

Сегодня утром Сара записала на пленку рассказ о том, что ровно сто двадцать дней тому назад появился Терминатор, как спустя три дня он был уничтожен. Эти три дня перевернули всю ее жизнь…. Ту Сару Коннор, которая заканчивала школу, мечтая выйти замуж за приличного человека и жить благополучной устроенной жизнью в хорошеньком домике в тенистой зелени пригорода, стерла с лица земли разящая смерть по имени Терминатор.

Он убил всех, кого она любила, он научил ее отчаянно ненавидеть. Сара и пинакле спорт ставки подозревала, что в ней таится такой колоссальный запас ненависти. Но она сумела отомстить, сплюснув электронно-кибернетическое устройство тисками мощного пресса. Вспоминать об этом Сара не любила: ведь именно в ту минуту, когда она с силой давила на кнопку, приводившую в рабочее состояние пресс, умерла прежняя Сара.

Но появилась другая, которой суждено испить чашу, полную страданий и горя, грозящих человечеству, Земля обречена. То, что было известно ей, не знала ни одна живая душа. Дальнейшее существование человечества лишено смысла — такой вердикт вынесет Система и подаст сигнал ядерного нападения. Не пройдет и нескольких секунд, как на страну обрушится удар возмездия и всю планету охватит губительное пламя атомного пожара.

В страшных мучениях будут умирать взрослые, старики, дети, а Система благополучно сохранится в вооруженном военными бункере в Шайеннских горах. Над руинами земной цивилизации будет царствовать ядерная зима, вся планета окажется под контролем машин, созданных Системой, задуманных как ее глаза и уши, ее оружие.

Небесная Сеть будет господствовать в мире, заполненном безостановочно плодящимися копиями ее самой, ибо она напрямую соединится с автоматическими линиями воспроизводства роботов. О том, что ожидает людей в недалеком будущем, Сару предупредил Кайл, а появление Терминатора лишь окончательно убедило ее в реальности угрозы. Она протянула руку и погладила собаку. Мощная немецкая овчарка с гладкой, лоснящейся шерстью застыла на сиденье, не сводя настороженного взгляда с расстилавшейся впереди дороги.

Собака повернула голову, но только на короткое мгновение. Попробуй чужой дотронуться до собаки — ему несдобровать, если не вмешается хозяйка. Такая собака, выдрессированная исключительно как сторожевая, стоила недешево. Сара продвигалась все дальше на юг, исполняя Предначертание, она готова была пересечь весь континент от края до края, только бы отыскать надежное убежище, где можно пережить надвигающуюся катастрофу.

Она вырастит своего сына в безопасном месте, убережет от роковых случайностей, которые до срока могут лишить человечество его Спасителя. Вся ее жизнь сосредоточилась в.

В нем заключалась единственная надежда человечества. Она запаслась продуктами дней на пять, залила полный бак горючего и купила англо-испанский словарь. Вулкан ставка футбол у нее есть все, что нужно, ну а потом она придумает, как прокормить себя и ребенка.

Сара ничего не боялась — за те страшные, три дня она узнала многое о себе самой. Поняла, что природа наградила ее колоссальной стойкостью и выносливостью, о чем она раньше и не подозревала. Вот почему она не сломалась под ударами судьбы. В этом раунде победа осталась за ней, хоть и оказалась нелегкой, и, если другие Терминаторы будут посланы совершить то, что не сделал первый, она выстоит и защитит своего ребенка от электронных оборотней. Отчаянная, болезненная любовь, которую она питала к еще не родившемуся ребенку, обострила ее подозрительность.

Отныне она никому не доверится. Терминатором может оказаться кто угодно, ибо Небесная Сеть изобретет самые хитроумные способы прорваться сквозь толщу времени и уничтожить Сару. Чувство постоянной тревоги передалось ей от Кайла Риза, который явился из разрушенного мира, где шла изнурительная война с роботами-убийцами и людьми-дегенератами, принявшими сторону машин.

Кайл рассказывал, что помнит эту войну еще с пеленок. Он начал воевать в ранней юности. Сара представляла себе исполинские боевые машины, которые дробили останки людей, сгоревших в смертоносных лучах. Горстка тех, кому посчастливилось выжить, объединилась под командованием Джона Коннора.

Так появился первый отряд сопротивления. Шло время, и люди предпринимали небезуспешные попытки отвоевать у электронных оккупантов свою землю. Однако после первых скромных успехов им пришлось отступить — в мозговом устройстве Системы ядерного наведения созрела новая идея: намереваясь раз и навсегда обезопасить себя от строптивых повстанцев, Система создала первое техническое оружие переброски во времени.

Теперь электронный убийца, преодолев течение времени, мог отправиться в прошлое, отыскать в нем Сару Коннор и одним ударом покончить с ней и ее ребенком. Джону удалось противостоять Небесной Сети и, овладев новым техническим оружием, послать вдогонку Терминатору своего человека и защитить Сару. Это задание было равносильно самоубийству, но Кайл Риз добровольно вызвался выполнить. Совсем еще юный боец, не колеблясь, шагнул в зияющую пропасть вечности, потому что любил Сару. Она и не думала, что способна внушить такое сильное чувство.

Обыкновенная девушка. Кареглазая, с каштановыми волосами. Симпатичная, но таких. А он готов был боготворить. Быть может, это трепетное восхищение вызвала не девушка по имени Сара Коннор, а будущая мать Джона Коннора, которая выносит свое дитя и сохранит его во имя человечества. Неумолимый поток времени подхватил Кайла и перенес в мир, пьянящий буйством жизни. В мир прекрасный, сверкающий многоцветьем красок, еще не обожженный пламенем войны. Такой он и представлял себе прежнюю жизнь, когда в детстве заслушивался рассказами стариков.

Кайл опередил Терминатора, спас Сару и полюбил. В искренность и силу его чувства Сара поверила в тот единственный ослепительный миг, когда они сжимали друг друга в объятиях, сливших воедино их души и тела. Их любовь не умрет, потому что они дали жизнь Джону.

Он появится на свет, возмужает и однажды вновь пошлет своего отца в прошлое, чтобы защитить Сару. Они встретятся еще раз, полюбят друг друга, и все вернется на круги своя… Воистину, время — это чудовище, пожирающее собственный хвост. Машину занесло на повороте, и что-то выпало из-за щитка на ее колени. На заправочной станции в нескольких милях отсюда ее щелкнул мальчишка-мексиканец и принялся клянчить пять долларов. Она пожалела сорванца и дала ему четыре, а снимок сунула за щиток. Женщина, смотревшая на нее с фотографии, казалась старше Сары Коннор.

На юном, без единой морщинки лице, которое беременность отметила печатью умиротворенности, выделялись глаза — усталые, умудренные. Неудивительно: у нее осталась незатянувшаяся рана воспоминания, будущее сулило новые страдания. Она знала это, и мягкая грусть, которой была окрашена ее загадочная улыбка, прибавляла ей годы. В тот миг, когда мальчишка щелкнул фотоаппаратом, она думала о Кайле. Сын подрастет, и Сара подарит ему свой снимок, повзрослевший Джон в далеком будущем передаст его Кайлу.

Вот тогда-то Кайл Риз и влюбится в эту непостижимую, таинственную улыбку Моны Лизы и однажды, увидев Сару, будет мучиться вопросом: что скрывает эта печальная и мечтательная улыбка?

Он так и не узнает, что девушка на снимке тоскует по. Круг замкнется. Впрочем, как известно, ни начала, ни конца окружность не имеет. Но теперь Сара не позволяла себе думать о Кайле. Ей приходилось следить за дорогой, над которой сгущались свинцовые тучи. Нужно где-то переждать грозу, устроиться на ночлег. Эти заботы требовали ее неослабного внимания. Пошел дождь. Теплые струи хлестали ее по лицу, глаза начинали слезиться. Она машинально смахнула их и свернула на ведущую в горы дорогу.

Взошла луна, но от этого не стало светлее.

Терминатор 2: Судный день

Пелена угольно-черных радиоактивных облаков плотно затягивала небо. На поверхности застыла длинная — в десятки миль — вереница ржавых автомобилей. Здания, некогда вздымавшиеся по бокам автострады, были разрушены неведомой силой, точно песчаные домики.

И лишь заунывный вой ветра, словно оплакивающий десять миллионов загубленных душ, нарушал гробовую тишину. Легкая поземка подхватывала снег и наметала его в сугробы, ослепительно белевшие на фоне обугленных руин. Среди искореженных бетонных конструкций виднелись груды дочерна обожженных костей, а дальше все усеяно человеческими черепами.

Пожар, унесший все живое, расплавил спортивные снаряды на детской площадке неподалеку. Качели повалило взрывом набок, обрушились балки карусели. Немногие уцелевшие назвали этот день Судным. Адское пламя сменилось ядерной зимой, для тех, кто пережил и это, было уготовано более чудовищное испытание….

Мощная ступня с хрустом подмяла детский череп. Хромированный эндоостов, сжимавший в металлических клешнях штурмовую винтовку, замер на месте, обдуваемый порывами ледяного ветра. Электронный мозг киборга, лишенного кожного покрытия — оно наращивалось лишь в качестве камуфляжа — запечатлел картину города, лежавшего в руинах.

Металлические конечности представляли собой ходовую часть усовершенствованной боевой машины Терминатор сериикоторая была сконструирована Системой специально для выкорчевывания остатков жизни на Земле. Инфракрасные излучатели, служившие роботу глазами, ощупывали заснеженную пустошь в поисках расселин и канав, где еще могли прятаться последние уцелевшие люди.

Ни малейшего проблеска эмоций не отражалось в глазах кибернетического устройства. Вся мощь этого искусственного интеллекта, усиленного безграничными возможностями визуальных и термальных сенсоров, была нацелена на охоту и травлю всего живого.

Внезапно сенсоры отреагировали на цель. На карте местности, покрытой сетью цифровых координат, которую видел перед собой киборг, показалась движущаяся точка. Электронный компьютер молниеносно вычертил траекторию удара с несколькими вариантами поправок в случае изменения направления движения цели. Самая оптимальная траектория мигала разноцветными огоньками.

Юноша, можно сказать, ребенок, тело которого было едва прикрыто лохмотьями, упал. Из рассеченной пополам грудной клетки во все стороны полетели алые брызги, кристаллами застывавшие в морозном воздухе. Вскоре на том месте, где совсем недавно был человек, осталась лишь дымящаяся груда истерзанной плоти.

Но убийца не ушел от возмездия. Откуда-то сзади выскочил боец Сопротивления и дал по врагу очередь из гранатомета, и ослепительный разряд оргазмической энергии буквально срезал верхнюю часть металлического остова.

Робот по инерции сделал еще несколько неверных шагов и опрокинулся навзничь, подняв скрючившимися ногами облака снега. Солдат приблизился к груде дорогого металлолома и с ненавистью плюнул в. Затем помахал кому-то рукой. Из тени вышла девочка лет десяти в изодранном свитере и дрожавшая от холода. Опасливо покосившись на металлический скелет, она шагнула к отцу. Отец ободряюще привлек ее к себе и сказал:. Она доверчиво кивнула.

Эта поговорка была девизом армии Джона Коннора, давала надежду и силы продолжать борьбу. Небесная Сеть считала непонятное упорство человеческих существ полнейшей бессмыслицей. Люди сражались даже тогда, когда неспособный ошибаться электронный разум признавал их положение безнадежным.

Они с невероятным, отчаянным упрямством, выбирались из щелей, куда их загнал ядерный взрыв. Контратаки их отличались изобретательностью и труднопредсказуемостью. Кроме того, человеческие существа плодились с устрашающей скоростью, словно угроза тотального уничтожения усиливала их сексуальные аппетиты. И хотя по самым скромным меркам с момента рождения до того, как человек сможет Держать в руках оружие должно пройти не меньше восьми лет, естественное воспроизводство людей вскоре могло опередить возможности Небесной Сети по регенерации автоматических устройств.

Люди на удивление быстро наловчились отыскивать уязвимые места противника и наносить легионам Небесной Сети ощутимые потери. Компьютер сделал прогноз: при данном раскладе пройдет немного времени, и численность людей превзойдет численность киборгов. С самого начала компьютеры Небесной Сети допустили просчет, и он теперь путал все карты.

Они не приняли во внимание стойкости духа людей, а поэтому электронному тотал голов в ставках так и не удалось создать способ сломить волю человека к победе.

Война, между тем, шла уже тридцать первый год…. Заслышав приближающийся рокот моторов, боец подхватил девочку и скрылся в развалинах.

Лучи прожекторов полоснули землю. Машины шли туда, где на фоне сумрачного горизонта мелькали вспышки далекого боя. В пункте между двумя высотами, которые в мирное время назывались Пико и Робертсон, разгорелось решающее сражение. Армия повстанцев, порядком измотанная в длительных боевых действиях, состояла из молодых людей — уроженцев Африки, Южной Америки и нескольких австралийцев.

В ядерном конфликте между сверхдержавами, который уничтожил земную цивилизацию, уцелели в основном жители территорий, расположенных к югу от экватора. Объединенные в одно войско Джоном Коннором, они обосновались в разрушенных городах, то и дело атакуемых стальным легионом Небесной Сети.

Вспышки лазерных лучей скрещивались над полем боя, отбрасывая мертвенно-бледный свет на колонны машин, которые стягивались к месту сражения. Вслед за машинами двигались терминаторы-гуманоиды, чем-то похожие на людей. Смертоносные стрелы лазеров поражали людей и здания молнией, сопровождаемой страшным взрывом. На равнину выскочил видавший виды грузовичок с самодельной бронированной обшивкой. Снаряд, точно раскаленное лезвие ножа, пропорол небо и поразил один из двигателей ОУ. Когда расколовшаяся пополам летающая крепость с воем падала на землю, вниз хлынул поток света.

Стрелок издал торжествующий крик, но позади него вдруг задрожала земля, и ОУ на полной скорости понесся к грузовичку.

Еще секунда — и катки танка смяли его, точно пустую жестянку из-под пива. Промерзшие, истекающие кровью, едва прикрытые лохмотьями, солдаты сражались, как и вся армия Джона Коннора, с отчаянным упорством и стойкостью солдат Вашингтона в долине Фордж [долина Фордж — место, где находился лагерь и штаб-квартира Вашингтона во время войны за Независимость], только оружие у них было ультрасовременное.

Коуэн, семнадцатилетний партизан, забыв про опасность, выскочил из укрытия навстречу трем приближающимся терминаторам и всадил в каждого по заряду из ручного гранатомета. Они повалились на землю и замерли, ибо у них замкнуло цепь. Юноша принялся торопливо перезаряжать гранатомет. Коуэн вряд ли бы смог объяснить, откуда он узнал, но только с этим типом не все было в порядке.

Он присмотрелся к нему повнимательнее. Такая же, как у остальных партизан, повязка. Но ведь цвет сменили еще неделю. Коуэн мгновенно вставил заряд, нажал на спуск и одним прыжком добрался до спасительной бетонной глыбы.

Взрывной волной ему обожгло затылок. Он согнулся, прижался к шершавому бетонному валуну и чуть не потерял сознание. Из левого уха вытекла струйка крови. Он с ужасом понял, что больше не сможет слышать этим ухом.

Сломанный нейтронный позвоночник выпирал из-под кожи. Терминатор извивался в агонии, судорожно хватая ртом воздух. Ни дать, ни взять — марионетка, запутавшаяся в собственных нитях. Разглядывать поверженного врага было некогда, и Коуэн снова перезарядил оружие. Груда камней неподалеку от него зашевелилась.

Он резко повернулся всем корпусом и стремглав бросился прочь…. Бомба разорвалась, брызнув во все стороны фонтаном острых, как бритва, раскаленных осколков. Коуэн припал к земле, но тут же вскочил и, низко пригнувшись, побежал. Из-за дыма и пыли он почти ничего не. Глаза слезились от ядовитых паров. Пробираясь ощупью между развалинами, он попал в коридор, ведущий в недра полуразрушенного здания.

Он не сразу осознал, что осколок снаряда впился ему в плечо. В первое мгновение Коуэн ничего не почувствовал, хотя понимал, что волна нестерпимой боли вот-вот разольется по телу.

И все-таки ему, считай, повезло. Еще как повезло! На повороте перед ним открылась черная, зияющая дыра в полу, над которой маячил неясный силуэт. Металлический эндоостов терминатора. Стальной кулак ударил в ребра и отшвырнул его к стене.

Гранатомет отлетел далеко в сторону, теперь ему ни за что не дотянуться до своего оружия. Парень задохнулся ставки на спорт стратегия programi боли в груди. Похоже, сломаны ребра. Робот выпрямился и теперь возвышался над Коуэном, целясь ему в голову.

Повезло, называется. На этот раз ему не спастись. Черное отверстие ствола неумолимо приближалось. Еще секунда — и ему снесет голову. Но прошла секунда, другая. Время будто остановилось. Коуэн поднял веки и посмотрел терминатору в. Безгубый рот машины кривился в вечной ухмылке, обнажавшей хищный ряд зубов с титановым покрытием.

От этой ухмылки Коуэну стало не по. Блестящий металлический череп точно издевался над. Глаза, отливавшие ставка на баскетбол четнечет отзывы светом, уставились на человека. Сейчас… Но робот почему-то не стрелял. Коуэн попытался набрать воздуха, сам удивляясь, что все еще жив.

Терминатор стратегия девять тысяч восемьдесят пять последняя ставка

Секунды собирались в минуты, жк в ставках на футбол выстрела все не. И вдруг до него дошло, что робот не двигается. Более того, его глаза-огоньки потухли. Держась за стену, Коуэн с трудом поднялся на ноги. Мысли путались, сознание ускользало. Робот по-прежнему продолжал тупо смотреть на то место, где только что сидел Коуэн. Все еще не веря своему счастью, парень шагнул к хромированному эндоостову и толкнул его в грудь.

Терминатор покачнулся и с грохотом рухнул на пол. В конце коридора Коуэн заметил солдата. Это Брин, с которой им не раз приходилось бывать в переделках. От пережитого он потерял способность удивляться, а просто смотрел, как она приближается к нему, вглядываясь в поверженный металлический остов. Он заговорил, едва ворочая непослушным языком. Сейчас они узнают, что случилось с роботом. В наспех оборудованном окопе далеко от того места, где разворачивался главный бой, находился человек, чьей жизнью люди слишком дорожили, чтобы подвергать ее опасности.

Он следил за событиями через полевой бинокль, оставаясь невозмутимо спокойным среди всеобщей суматохи и воплей. Совсем еще нестарое лицо сорокапятилетнего мужчины, задубевшее и посуровевшее от постоянного напряжения. Шрамы, избороздившие левую сторону этого мужественного лица, нисколько его не портили.

Сквозь треск и шипение в радиопередатчике слышались взволнованные, полные сдерживаемого напряжения голоса. Командиры докладывали обстановку с передовой.

Сюда собирались сводки со всего театра военных действий, из других городов, из соседних штатов: Сан-Франциско, Сиэтла, Чикаго Нью-Йорк уже длительное время находился во власти машин.

Слышалась многоязыкая речь: английский и испанский смешивались с суахили и японским — ведь это была первая в истории человечества подлинно интернациональная армия.

Все страны, в которых после ядерного удара хоть немного теплилась жизнь, послали сюда своих добровольцев. Люди собирались под знаменами Коннора, чтобы выстоять в схватке с машинами. Сопротивление Небесной Сети нарастало по всей планете, но решающие бои шли в Шайеннских горах, в штате Колорадо, где в подземном бункере был установлен центральный процессор Небесной Сети.

Второе по важности наступление повстанцев разворачивалось в районе Вестсайда за овладение тщательно охраняемым автоматизированным комплексом Сети, также располагавшимся глубоко под землей. В последние два дня люди понесли колоссальные потери.

Но Джон знал, что победа за. На их стороне превосходящая огневая мощь и несгибаемая воля к победе. Вот только цена, которую придется заплатить за освобождение, слишком велика. Мысль об этом печалила Джона. Множество парней и девушек только вступающих в жизнь, боровшихся за будущее людей, никогда не узнают, как будет выглядеть мир, освобожденный от механических чудовищ, мир, в котором улеглось кровавое эхо войны. Он не мог больше видеть, как солдаты, с которыми он ставки букмекер паб годы лишений, гибнут, уничтоженные машинами в самый канун победы.

В этом мире нет и малой толики справедливости. Где он, ваш добрый боженька? Много он вам помог? Существует ли хоть какая-то разумная сила, которая управляла бы свихнувшейся Вселенной? На Земле каждый был сам за себя, никому нет дела до других, пока не ожила Небесная Сеть и не заполнила пустоту, в которой когда-то царил равнодушный к людским страданиям Бог. Вот уж кто по-настоящему взялся за управление Вселенной, так это Сеть. И ведь как все получилось: ничтожное творение человеческих рук взялось осуществить сокровенную мечту людей.

Человечество издавна задумывалось над тем, как искоренить плевелы. Правда, истина заключается в том, что дурное есть в каждом, потому машина и приняла самое разумное решение. Зачем тратить время на то, чтобы отделять злаки от плевел, когда можно взять и прекратить существование человечества? С точки зрения космической целесообразности люди со всеми их заблуждениями и слабостями оказались просто не нужны. Что такое милосердие, электронный судия не ведал.

Этого слова не было в лексиконе Сети, которая руководствовалась лишь точным расчетом и принципом воздаяния за грехи. Джон страстно мечтал о том дне, когда завершится война и снова пойдет отсчет человеческой цивилизации, которая исправит ошибки предыдущих эпох. Но, подобно большинству других выдающихся военачальников прошлого, он не мог представить себе тот мир, дорогу к которому прокладывали его солдаты.

У него хватало времени лишь на то, чтобы разрабатывать стратегические замыслы своих военных кампаний. До сегодняшнего дня он никогда не задумывался над тем, что будет, когда война завершится.

Мир, который наступит вслед за тем, казался ему столь далеким и нереальным, как мираж усталому путнику. На пересечении Пико и Робертсон творилось непонятное.

Джон снова поднес как написать заявление на 0 5 ставки глазам бинокль.

Летающий ОУ, который находился в его поле зрения, неожиданно потерял управление. Машина вошла в штопор, ее неумолимо тянуло. Над самой землей самолет взорвался, осветив огненной вспышкой целое кладбище техники. Молодцы ребята! Если живы, их нужно представить к награде. Но это еще не. Два летающих ОУ внезапно накренились на борт и пошли вниз, хотя по ним никто не стрелял.

В отсветах пылающих обломков его взгляду представилось невероятное зрелище: полчища металлических солдат застыли на месте, точно игрушечные солдатики, у которых кончился завод. Пламя лизало их хромированные остовы. Вспышки лучевого оружия стали реже, а затем, словно по волшебству, и вовсе прекратились. Повстанцы начали выходить из окопов и осторожно подбираться поближе к остановившимся машинам. Еще один летающий ОУ, который находился в небе в какой-нибудь миле от линии фронта, рухнул на землю.

Джон с изумлением увидел, что небо полностью очистилось от роботов-самолетов. Он еще раз обвел спорт ставки вк поле боя. Ни одна из машин Сети не двигалась. Зловещая тишина. Было слышно только, как завывает ветер. Ни выстрелов, ни взрывов, ни рева моторов, ни треска двигателей. Даже радио молчало. Они не двигаются! ОУ падают! Не понимаю, что происходит.

Терминаторы отключились. Нам никто не препятствует! Джон и без того уже знал, что они скажут. Об этой минуте он мечтал всю свою жизнь. К нему подошел лейтенант Фуэнтес и встал рядом, недоуменно глядя туда, где только что кипел бой. Негромко, так, что Джон скорее угадал эти слова, чем расслышал их, он произнес:. Мужчины смотрели друг на друга, боясь поверить в случившееся. Трудно было осознать, что автоматика, рассчитанная на десятки лет, оказалась уязвимой. Фуэнтес вздохнул полной грудью.

Впервые за долгое время дышалось так легко. Воздух, устремившийся в легкие, разбудил дремавшие дотоле чувства, которые волной поднимались в нем, рвались наружу сквозь заслоны суровой сдержанности, ставшей привычной для него за годы войны. Не в силах дальше сдерживать охватившее его ликование, он что-то закричал. В этот день торжествующие возгласы слышались отовсюду. Люди, смеясь и плача от счастья, поднимали глаза к небу, голубому небу, очистившемуся от грозных теней. Долгая война закончилась.

Джон Коннор опустился на колени. Ему с трудом давалось каждое слово… А впереди ожидали новые дела. Он пока не может позволить себе передышку. Главное ожидает его в логове металлического чудовища. Овладев собой, Коннор взялся за микрофон и начал диктовать сухие, немногословные приказы. Те, что ему было предназначено отдавать самой судьбой…. Проникнуть в бункер оказалось непросто. Люди вывели из строя центральную часть компьютера в Колорадо, но оставались десятки самостоятельных, независимых от центрального процессора, терминаторов, действовавших в режиме самостоятельного поиска и ликвидации живых целей.

Располагая мощными блоками питания, они могли просуществовать долгие годы, по-прежнему угрожая людям. Война была выиграна, но до окончательной победы еще далеко, и Джон понимал. Люди будут гибнуть, пока не покончат с последним терминатором. Наступавшие занимали территорию автоматизированного комплекса. Потребовалось больше трех часов, чтобы полностью подавить яростное сопротивление охраны. Под прикрытием взвода минеров, которых Джон отбирал для этого задания лично, генерал вместе с командой электронщиков спустился в подземелье.

Фигурки людей казались совсем крохотными на открытой платформе огромного грузового лифта, провалившейся вниз под углом в сорок пять градусов.

Люди чувствовали себя песчинками на фоне бескрайнего царства машин. Лифт с грохотом остановился. Генерал и его сопровождающие оказались в фантастическом мире, выстроенном роботами для самих. Никогда прежде нога человека не ступала в этом мертвом лесу уродливых конструкций, столь неуклюжих, точно их возводил безумец, которого нимало не заботил внешний вид его творений, лишенных таких привычных атрибутов, как дверные ручки или муж делает ставки на спорт. Место показалось Джону знакомым, и у него защемило сердце.

Обгоняя спутников, генерал размашисто шагал мимо застывших в оцепенении терминаторов, больше не представляющих опасности. По бесконечным переходам подземелья, настороженно озираясь, двигались передовые группы специалистов.

Люди быстро заполняли бункер, точно микроорганизмы, проникшие в утробу чудовища. Джона узнавали сразу и отдавали ему честь, хотя на рубашке у него не было знаков отличия.

Джон Коннор относился к тому редкому типу военачальников, которые пользовались глубоким уважением своих солдат. Однажды Джон выскочил из укрытия и швырнул гранату в ползущий прямо на огневую точку танк.

Измотанные длительными боями люди, затаив дыхание, наблюдали из окопов, как генерал вместо того, чтобы отбежать на безопасное расстояние, задержался возле горящего ОУ, сливая остатки топлива из танка в собственную машину. Ни разу не случалось ему потребовать от своих солдат такого, чего бы он прежде не сделал. И самое главное: каким-то непостижимым, сверхъестественным чутьем он всегда отыскивал единственно верное решение. О личном мужестве и отваге Джона ходили легенды.

Люди шли за ним с такой верой, какую никогда не смогла бы внушить им самая совершенная машина. И все же друзей у Джона не. Даже Фуэнтес, который шел бок о бок с генералом по дорогам войны последние пять лет, постоянно ощущал разделявшую их дистанцию. Да, в бою, каждый из них, не задумываясь, отдал бы жизнь за другого, но по-настоящему близки они не стали. Поначалу, когда Джон еще только создавал костяк своей армии и нуждался в поддержке, он казался более доступным и открытым, хотя общительность его в ту пору диктовалась скорее необходимостью и тактическим расчетом, нежели склонностью натуры.

В душе он испытывал искреннее тепло и благодарность к тем, кто шел за ним до конца, но потребности сходиться с людьми у него не. Личная драма, пережитая, когда ему не исполнилось еще и тридцати, сильно изменила жизнь Джона, приучив его сдерживать душевные порывы, и маска суровой озабоченности, скрывавшая его чувства, стала для него привычной.

Когда Фуэнтес подошел к нему, Джон, расположившийся в глубокой воронке, отдавал последние распоряжения отряду, выходившему на задание. Лица молодых бойцов, совсем еще мальчишек, светились гордостью я юным задором. Им суждено было погибнуть в диверсионной операции, которая приблизит полную и окончательную победу над машинами. Солдаты исчезали среди руин, освещенных луной.